Не имевший тогда никакого названия «Автограф» был образован 4 мая 1979 года. В первый состав вошли:

Александр Ситковецкий (гитара, вокал)
Леонид Гуткин (бас-гитара, фагот)
Леонид Макаревич (клавишные)
Андрей Моргунов (ударные)

В «Автограф» я попал, в общем–то, случайно. Дело в том, что в музыкальном училище преподавала жена лидера «Автографа» гитариста Александра Ситковецкого. И когда его группа «Високосное лето» прекратила свое существование, барабанщик Валера Ефремов и басист Саша Кутиков ушли в «Машину времени» — был объявлен набор музыкантов в новую команду Ситковецкого. И мой приятель, барабанщик Андрей Моргунов, который, к сожалению, не остался в «Автографе», устроил мне аудиенцию. Она напоминала скорее дружеское собеседование и происходила дома у Саши. Мы просто пообщались, поджемовали, и мне был вынесен вердикт: подхожу. Л. Гуткин

В июне того же года за барабаны вместо Моргунова садится Владимир Якушенко. Затем, возвратившись с отдыха в Алуште, в группе появляется бывший участник «Високосного лета» Крис Кельми, который, в свою очередь, приводит в коллектив Сергея Брутяна (вокал).

У меня было желание продолжать музыкальную деятельность, было много собственной музыки, не реализованной в «Високосном лете», были кое-какие инструменты. В 1979 г. я начал подбирать музыкантов для новой группы. Вскоре образовался постоянный костяк - Леня Гуткин (бас-гитара), Леня Макаревич (пианист из консерватории) и я. Ударники менялись часто, но "осел" только один - Володя Якушенко. В этом составе мы начали репетировать, но быстро поняли, что нам не хватает певца. Крис Кельми, который к тому времени еще не определился, вновь вернулся в коллектив и привел с собой певца Сережу Брутяна. А. Ситковецкий

1980 г.

Эти изменения привели к тому, что «Автограф» стал одной из немногих рок-групп в конце 70-х, в составе которой были музыканты высокого профессионального уровня, да ещё с музыкальным образованием. К примеру, Александр Ситковецкий выпускник музыкального училища им. Гнесиных по классу гитары, Леонид Макаревич закончил Московскую консерваторию. Больше всего впечатляет "послужной список" Леонида Гуткина: музыкальная школа при консерватории по классу фортепиано, училище при консерватории по классу(!) фагота, консерватория по классу того же фагота. Что самое интересное, Гуткин стал мощной ритм-секцией группы (вместе с Якушенко), виртуозно играя на бас-гитаре!

В новый состав, - писал А. Алексеев, - Александр приглашал наиболее компетентных, с его точки зрения, музыкантов, предпочитая профессионализм известности, сценичности и эффектному внешнему виду. Ситковецкий собирал супергруппу, и это ему удалось. «Автограф» сразу стали делать упор на высокое мастерство инструментал истов, одним из первых в стране плодотворно занялся арт-роком и симфо-роком.

Через полгода репетиций, еще не дав ни одного концерта, ансамбль был приглашен на престижнейший рок-фестиваль в Грузии. «Автограф» срочно создает новую программу для участия в нем. В этот период в группе играло два клавишника. Музыка получалась фантастическая. Первые репетиции «Автографа» проходили в подвале одного из общежитий недалеко от метро «Автозаводская». За возможность репетировать музыканты каждую субботу "отрабатывали" на танцах. Уже на первых своих репетициях «Автограф» стал исполнять крепкий, и что было совсем не характерно для рок-групп того времени, виртуозный арт-рок с остросоциальными текстами.

В срочном порядке мы начинаем готовить специальную программу для фестиваля. Надо сказать, что опыта работы на сцене, кроме нас с Крисом, никто не имел. И можно представить наше волнение перед столь важным испытанием. Мы должны были выступать на одной сцене с профессиональными и лучшими любительскими коллективами со всей страны. А. Ситковецкий

Фестиваль проходит с 8 по 16 марта 1980 г. в Тбилиси и «Автограф» получил вторую премию, а также специальные призы за лучшую музыкальную композицию («Ирландия. Ольстер»). Визитной карточкой группы на долго оставалась безымянная увертюра, названная спустя два года «Пристегните ремни безопасности». Коллектив в одночасье стал известен всему Союзу, ими заинтересовались журналисты.

Если «Машина времени» и «Магнетик бэнд» только укрепили свои лидирующие позиции, то о нас сразу же узнали. Появились информация в прессе, записи на телевидении, радио. Для шестерых самодеятельных музыкантов это было нечто новое... Жизнь рассудила все сама, все расставила на свои места - мы стали задумываться о переходе на профессиональную сцену и одновременно начали получать приглашения на работу от концертных организаций. А. Ситковецкий

avtograf2Сразу после конкурса фирмой «Мелодия» был выпущен первый авторский миньон группы. Летом 1980 года из группы ушли: К. Кельми в театр имени Ленинского комсомола, где из обломков группы «Виктория» он, реализуя собственные планы, создал свое «Рок-ателье» (к тому же два клавишника - это очень много для рок-коллектива) и решивший продолжать учебу в институте В. Якушенко, место которого занял дебютант Виктор Михалин. Успех на тбилисском рок-фестивале сделал имя «Автографа» известным по всей стране, а короткая олимпийская оттепель в политике Министерства культуры позволила группе, практически не меняя репертуара, перейти на профессиональные рельсы, став первой рок-группой, с которой заключил трудовое соглашение Москонцерт.

Это было похоже на чудо - к тому времени в этой организации не было ни одной рок-группы. Я рад тому, что руководство Москонцерта пошло нам навстречу... А. Ситковецкий

В мае 1982 г. Брутяна, решившего вернуться к заброшенной кандидатской диссертации по филологии, сменил Артур Михеев из одной из первых московских хард-роковых групп «Волшебные сумерки», вскоре взявший сценический псевдоним Беркут, вокал которого становится визитной карточкой группы. В том же году на экраны страны выходит лирической комедии «Шляпа» режиссера Леонида Квинихидзе с Ириной Мирошниченко, Людмилой Савельевой и Риммой Марковой в главных ролях, специально для которой «Автограф» написал песню «Монолог». Эта песня, с воодушевлением встреченная молодёжью, студенчеством, подвергается серьёзному разбору работниками фирмы «Мелодия» и Министерства культуры как "произведение с нездоровым настроением". Всё настойчивее звучат призывы вернутся к бесконфликтной любовной лирике. Начало восьмидесятых было "золотым временем" для «Автографа». Коллектив становится суперпопулярным и активно гастролирует по всему Советскому Союзу, приносит государству многомиллионную прибыль. И вместе с тем, худсовет официальной фирмы грамзаписи «Мелодия» усматривает в композициях группы двойное дно, категорически отказывается выпускать виниловые пластинки группы.

У нас была готовая программа, мы открывали для себя многие города Советского Союза, все было замечательно. А. Ситковецкий

В музыкальном отношении начальный период «Автографа» отличается развитием принципов «Високосного лета» - сложные инструментальные части композиций , изобилие музыкальных тем , не получающих окончательного развития и исчезающих, едва появившись. Группа выкристаллизовывает свой поэтический почерк, вызывающий серьёзные нарекания тех, кто высказывался за обязательность максимального приближения песенных текстов к советской действительности. По свидетельству доброжелательно настроенных представителей прессы, именно в начале 80-х группе удаётся достичь органического слияния музыки и слова, успехом у слушателей пользовались его песни «Ливень», «Блюз Каприз», пьеса «Марсианские хроники» и один из главных хитов тех лет «Ирландия. Ольстер». Исполняя оригинальный "академический" арт-рок, «Автограф» пошел по пути «King Crimson» и «Procol Harum», заключив творческий союз с М. Пушкиной - профессиональной поэтессой и автором текстов (ранее сотрудничавшей с «Високосным летом»), сумевшей точно подобрать необходимую музыкантам авторскую интонацию, создать интегрированный образ личности, от лица которой велось повествование, тем самым многократно усилив художественную ценность музыкального материала. В условиях дефицита на рок-музыку, полу запрета на нее, «Автограф» был кумиром, который наряду с «Машиной времени» действовали официально. В 1983 году, когда для рок-музыкантов началось "закручивание гаек", группа, чтобы избежать идеологического прессинга, решилась на отчаянный шаг - принять участие в VII Всесоюзном конкурсе артистов эстрады. Получив вторую премию, музыканты могли потом "прикрываться" ею как пропуском на большую сцену. То был год борьбы за выживание группы. С другой стороны звание лауреатов конкурса открыло перед ними двери "железного занавеса", и «Автограф» отпустили на первые зарубежные гастроли - сначала, как водится, в Болгарию. Поначалу двухнедельное турне шло вяло, залы были полупустые, но под конец гастролей ситуация изменилась к лучшему: группой заинтересовалась публика, появились представители прессы и телевидения. Для болгар было настоящим открытием, что в Советском Союзе существует рок-музыка.

В июне 1983 года ансамбль с большим успехом завершил свое первое зарубежное турне по Болгарии, где в качестве почетного гостя участвовал в гала-концертах фестиваля «Золотой Орфей» и был отмечен прессой (композиция «Ирландия. Ольстер» была признана лучшей антивоенной песней). Потом были концерты и телесъемки в ГДР и опять в Болгарии, Венгрии и Чехословакии.

1984 г.

Становление «Автографа» приходится на нелёгкие для советского рока годы. Поток запрещающих инструкций и жёсткий отбор специальными комиссиями оказывают влияние на идеологию их творчества. Тем не менее именно в это время происходит шлифовка стилистического языка, в экспериментах с сочетаниями различных ритмических интонаций сказывается владение колоссальным объёмом музыкальной информации (от классики конца XVII века до элементов классического джаза, джаз-рока, фанка и рэггей). «Автограф» заявляет о себе как группа, играющая арт-рок, музыкально сложный, но более безопасный в социальном смысле. «Реквием памяти Джона Леннона», по сути, становится реквиемом по временам единения музыки и слова, отголоском ранее написанного "високосниками" «Реквиема по растоптанной землянике в августе».

Внезапное окончание периода либерализма, - отмечал Андрей Бурлак, - поставило «Автограф» и других представителей бывшего андерграунда, легализовавшихся при тех или иных государственных концертных организациях, в сложное положение: бдительная цензура существенно ограничила их репертуар, возможность гастролировать сошла на нет, а единственным произведением «Автографа», продолжавшим звучать по радио, оказалась арт-роковая интерпретация оркестровой сюиты Георгия Свиридова «Время, вперед!».

Итогом трех лет творческой деятельности группы стал альбом, записанный в начале 1984 года, издать его на фирме «Мелодия» не представлялось возможным, в результате он распространился по стране, как магнитоальбом «Автограф 2».

Следующая большая работа - сюита «Век № 20», практически моноопера для певца Беркута, была специально сочинена под его вокальные данные - большого отклика не получила. Хотя музыкальный материал, изобилующий интересными темами, включал оркестровые эпизоды, неожиданные соло на фаготе бас-гитариста Гуткина, игру на саксофоне вокалиста и виртуозную игру клавишника Л. Макаревича по профессиональному уровню ставили «Автограф» вне досягаемости. Но на фоне энергичного "выброса" в атмосферу музыкальной жизни "социального рока", в котором неумелое обращение с музыкальными инструментами с лихвой компенсировалось остротой и злободневностью текстов, звезда «Автографа» потускнела. 13 июня 1985 г. «Автограф» единственным удостоился чести выступить в советской части международного проекта «Live Aid» - телемосте с Великобританией и США. Через спутник выступление исполнившей две песни группы транслировалось в "живом" эфире на аудиторию в два миллиарда человек во всем мире.

Когда в три часа дня включили огромный телеэкран в Останкинской студии, и мы увидели огромную сцену и битком, набитый стадион «Уэмбли», мне стало, честно говоря, не по себе. Я осознал, что через три часа придется выходить через спутник "живьем" в эфир, на аудиторию, которая насчитывает два миллиарда человек. Трансляция шла на весь мир! Быстро отобрали две песни из нашего репертуара. Без нескольких минут шесть Лондон дал "добро", и мы заиграли. Вначале что-то не ладилось с телесвязью, но вдруг мы видим себя на огромном экране, установленном на «Уэмбли». Мне это только придало силы, и тогда я до конца понял, что происходит... Мы выложились, как могли. А. Ситковецкий

В том же году ансамбль участвовал в съемках передачи «Песня-85». Руководство Госконцерта, поняв, что на рок-музыкантах можно зарабатывать деньги, стало смелее отпускать их за границу. Прошли турне еще по нескольким странам. Труднее всего, по мнению участников, пришлось в Венгрии, а лучше всего встречали в Чехословакии. 30 мая 1986 года «Автограф» выступал на одной сцене с Михаилом Ульяновым, Аллой Пугачевой, Александром Градским, группами «Круиз» и «Браво» в концерте «Счет № 904», сбор от которого пошел в фонд помощи Чернобылю. В 1986 году на фирме «Мелодия» был издан первый диск-гигант «Автограф», составленный из лучших вещей двух магнитоальбомов. «Dream is over» - эти слова убитого члена «Битлз» можно было бы вынести эпиграфом на обложку первого диска группы, пролежавшего в ущерб репутации музыкантов несколько лет у редакторов фирмы «Мелодия» из-за нежелания авторов текстов изменить несколько строчек в песне «Монолог» и полностью переписать текст «Корабля». Имея профессиональный статус, за семь лет(!) музыканты выпустили лишь один виниловый сингл и несколько композиций в различных сборниках. Смешно сказать: штатная единица Москонцерта самостоятельно, (можно сказать - полулегально) записывает три магнитоальбома! (Кстати, ни один из них до сих пор не издан). В конце года в группу приходят новые музыканты Сергей Мазаев (вокал, саксофоны) из ВИА «Здравствуй, песня» и Руслан Валонен (клавишные, программирование), из популярной в начале восьмидесятых группы «Москва».

Второй клавишник был необходим группе как воздух, так как Леонид Макаревич был великолепным пианистом, а требовался знающий синтезаторщик, владеющий к тому же мастерством современных аранжировок. М. Пушкина

1987 г.

В июле 1987 года «Автограф» принял участие в историческом советско-американском концерте «Rock 'n' Roll Summit» вместе с Джеймс Тейлор, Сантана, «Doobie Brothers». В августе «Автограф» удачно выступил на фестивале в польском городе Сопот, получив вторую премию конкурса, приз журналистов и приз радио и телевидения Польши. Там же в Сопоте «Автограф» знакомится с американской певицей Мэри Ди, исполнив вместе заключительную песню фестиваля. Благодаря стараниям менеждера Мэри Ди в Москву приезжает представитель американской компании «Capitol» и подписывает с «Автографом» контракт на пять лет. Гораздо важнее для «Автографа» были гастроли на Западе - в Австрии, Дании, Финляндии, ФРГ и Канаде, где по достоинству оценили их музыкальный потенциал. В Северную Америку музыканты съездили в феврале 1987 г. - для участия в фестивале «Рандеву-87». По программе они должны были участвовать в двух гала-концертах, но интерес к "советским рок-музыкантам" был столь велик, что импресарио предложил им после этого дать сольный концерт в самом престижном зале Монреаля «Спектрум». Ансамбль ждал триумф, музыканты четыре раза "выходили на бис". Группа получила очень благожелательную прессу. На следующий день «Автограф» выступил в рассчитанном на четырнадцать тысяч человек Дворце спорта «Колизей» в одной программе с канадской группой «Glass Tiger» - "которая тогда занимала первое место в хит-параде в Канаде и девятое - в США" - и ветеранами джаз-роковой сцены «Chicago».

Мы были окрылены выступлением в «Спектруме». Пресса на следующий день была благосклонна. Весь наш концерт был для журналистов тоже в известной мере сенсацией. После первой же композиции зал взорвался, и так продолжалось до конца нашего выступления. Это был один из тех концертов, которые вспоминаешь потом всю жизнь. А. Ситковецкий

1989 г.

В то время, на пике популярности, группу сравнивали с «Genesis» и «Yes». Но затем, в первую очередь из-за ее академизма, о музыке «Автографа» отзывались уже более сдержанно. После 1986, когда легализация рока в СССР приняла массовый и необратимый характер, «Автографа» со своей виртуозной и технически безупречной, но морально устаревшей музыкой оказался в тени. Он все больше времени проводил за рубежом, но, в конечном счете, не сделал имени там и потерял его здесь. В мае 1988 года Макаревич, написавший неповторимый по настроению «Разговор с Леонардо Да Винчи», но не сумевший раскрыться как композитор, ощущая, что его музыкальные идеи не находят применения, покинул «Автограф». После очередных гастролей в США и пробных записей там, звук коллектива трансформировался в профессионально сыгранный рафинированный AOR, в их репертуаре появилось больше баллад и лирических песен. Новая программа группы вышла в 1989 году на диске «Каменный край», который создавался в сотрудничестве с поэтом Сергеем Патрушевым и записывался в студии Московского Дворца молодежи со звукорежиссерами И. Замараевым и Р. Валоненом и в Лос-Анджелесе в студии «Тракс». Альбом продюсировали Руслан Волонен и «Автограф» с российской стороны и Аллен Рой Скотт и Майкл Макдональд - с американской.

Осенью 1989 года, после очередных гастролей в ФРГ, США и Швейцарии, ушли Мазаев и Михалин. Вместо последнего за барабаны сел Сергей Криницын... М. Пушкина

Весной 1990 г. в гостиничном номере города Ульяновска тихо умерла легендарная рок-группа «Автограф».

«Автограф» перестал существовать в 90 году, по причинам сугубо творческим. Мы записали, на мой взгляд, один из самых наших успешных альбомов «Каменный край», но в какой–то степени были изнурены работой над ним в течение трех лет. К тому времени группа существовала одиннадцать лет, и в какой–то момент мы просто почувствовали себя опустошенными и решили, что в ближайшем будущем вряд ли сможем записать что–то интереснее того, что мы сделали в последнем альбоме. Другое дело, что у нас и планов по прекращению деятельности группы не было, мы намеревались сделать перерыв в работе на несколько месяцев — от полгода до года, — чтобы каждый, кто, быть может, хотел реализовать собственный проект, реализовал бы его. Но в течение этого года произошли события, которые повлияли в какой–то степени на возможность дальнейшего воссоединения. Часть группы оказалась за границей; с распадом Союза проекты, которые музыканты «Автографа» намеривались осуществить в СССР, стали невозможны, и наоборот — сольные проекты отдельных участников группы разрослись до неимоверных размеров. Ну и так далее... Так что мы не расставались со скандалами, более того, мы все до сих пор дружим, перезваниваемся, выпадает возможность — встречаемся. Л.Гуткин

2005 г.

В 1991 году на американской фирме «Бизар» был выпущен следующий альбом группы «Tear Down The Border», в который вошла "часть заново записанного материала «Каменного края» и абсолютно новые песни". Альбом продюсировали Роберт Даффи и Тед Бишоп.

В 2001 году, Артур Беркут пытался "реанимировать" коллектив под названием «Автограф XXI», но право на название не было подтверждено А. Ситковецким, Л. Гуткиным и В. Михалиным, поэтому Артур переименовал свой проект в группу - «Беркут». В том же году на дне рождения Л. Гуткина всего на несколько часов произошло воссоединение группы «Автограф» в составе: Сергей Брутян, Владимир Якушенко, Леонид Гуткин, присутствовал также и А. Ситковецкий.

В декабре 2004 года группа объявила о своем воссоединении в "золотом" составе: Ситковецкий, Гуткин, Беркут, Михалин, Макаревич. Короткий тур по городам (Ростов-на-Дону, Волгоград, Самара, Минск) был завершен 23 июня 2005 финальным концертом в СК «Олимпийский» (Москва), где на сцену вышли также Мазаев, Брутян и Кельми.

1 сентября 2012 года "Автограф" в своем "классическом" составе принял участие в фестивале "Легенды российского рока. Часть 1", организованном "Первым каналом" и "Центром Стаса Намина".